На главную страницу сайта

   КОЖОЗЕРО – ЗЕМНАЯ ПРОЕКЦИЯ ЗВЕЗДЫ РИГЕЛЬ СОЗВЕЗДИЯ ОРИОНА

Мы двигались на север по глухой архангельской тайге. Для вездехода нужен был только габарит, то есть чтобы перед ним не вставал сплошной стеною лес. Остальное устраивало, и для продвижения использовали и болота, и старые заросшие мелколесьем следы гусеничных тягачей, и сплав по рекам. В полях, где раньше стояли деревни, дорога полностью терялась. Здесь царствовали высокие травы, давно забывшие прикосновение косы. Куда ехать? Спасали навигатор и интуиция. Давнишний след тягача, пройдя через болото, закончился у реки Никодимки. Дальше двигались вплавь по реке. Раньше она называлась Хозъюга. В Смутное время, ища тишины и уединения, на Кожозеро приходит чудовский пострижник Никодим. Здесь он поселяется на реке Хозъюге, где проводит около тридцати лет. По имени святого пустынника река Хозъюга была позже названа Никодимкой, какое имя носит и поныне. В начале прошлого века иноки еще водили богомольцев к устью реки Никодимки и, показывая углубления в плоском валуне, говорили, что это следы от коленей постоянно находившегося в молитве Никодима, на которого сошла благодать. В месте слияния рек Никодимки и Подломки на мысу видим огромный свежесрубленный крест, а рядом столик со скамьей, чтобы было где посидеть, помыслить… Через 15 км Подломка впадает в Кожозеро, большое красивое озеро с нетронутыми цивилизацией берегами. Это самый крупный водоем Кряжа Ветренный Пояс. Его протяженность 27 км, ширина до 6 км, а форма смотрящего ока…

Большинство северных монастырей начиналось с отшельнической кельи, затем к первожителю присоединялось несколько монашествующих и начиналось монастырское устроение. Согласно преданию, в 1552 г. сюда пришел первый пустынножитель – монах Нифонт. Несколько лет Нифонт провел в одиночестве, затем к нему пришел мирянин Сергий, которого Нифонт посвятил в монашеский чин и нарек Серапионом. Вскоре собралась монашеская братия. Словно радужку глаза у северного берега озера создала природа остров. Теперь это соединенный с берегом насыпным перешейком полуостров Лопский. На нем и расположен, подобно зрачку, комплекс монастыря. Лопский остров представляет собой вставшее из озерных вод каменистое плато вулканического происхождения. За многие века на нем образовалась почва, вырос лес. Первоначально монастырь обосновался на сосновом песчаном мысу, напротив Лопского острова, отделенный от него узким, но глубоким проливом. В первое столетие существования монастыря пролив был засыпан камнями и песком, соединив остров с песчаным мысом рукотворной дамбой. Этот большой остров (примерно 2 км как вдоль, так и поперек) закрывал монастырь от холодных ветров.

Мы с Лешей ехали по береговой линии Кожозера по часовой стрелке, то по раскинувшимся песчаным пляжам, то огибая по воде суровые скалы. Впереди показался полуостров с комплексом монастыря. Плывем через озеро прямо к нему. Видимо нас заметили издали. На берегу стоят трое молодых парней – это послушники и одетый в черное монах – настоятель монастыря иеромонах отец Михей. Он радушно приглашает нас к себе, угощает отваром душистых трав с медом. Алексей уже знаком с отцом Михеем (он посетил Кожозеро несколькими годами раньше). Им радостно встретиться вновь, а мне познакомиться с таким замечательным человеком. Отец Михей с 1998 г. вновь возродил пустовавший Кожозерский монастырь. Большинство монастырей расположено близ водных или сухопутных путей, Кожозерский же лежит в самой глубине северных лесов и болот, в местности безлюдной и бездорожной. Идущий туда должен одолеть 76 км от пристани Усть-Кожа на реке Онеге, вдобавок захватив с собой запас провизии, ибо хотя и значится на карте Кожпоселок, никакого поселка теперь там нет (название осталось от бывшей рыболовецкой коммуны. После смерти Сталина, в конце пятидесятых, люди переселились в прибрежные онежские деревни). Труднодоступность монастыря (проехать к нему можно было только зимним путем) обернулась ему во благо в Смутное время: польские интервенты и шайки воров до него не дошли. Вот и сейчас люди на Кожозере – редкость. Еще несколько лет назад отец Михей рассказывал Леше, что послушники живут с ним только летом. А на зиму он остается один. И это в многоснежье, лютый мороз, в долгие северные ночи. Какой же внутренней силой и любовью к Господу надо обладать, чтобы вот так, одному… Словно читая мои мысли, отец Михей начинает рассказывать о своей жизни здесь: сажает огород, ловит рыбу. А вот Нифонт, первый основатель монастыря, ел только то, что росло само, даже огорода не сажал: "балие и ягоды были в пищу ему".

Я слушаю о Нифонте, удивляюсь силе человеческих возможностей и думаю о том, что одно из лучших качеств – это скромность. Много ли людей может жить так, как живет отец Михей? А говорит он о своем бытие просто, как о само собой разумеющимся. Вот лишь хотелось бы ему обрести здесь таких же единомышленников братьев-монахов. Искренне ему этого желаем.

С человеческой судьбы разговор наш перешел на судьбу России. Незаметно пролетело время. Уже вечер. Отец Михей засобирался на службу. Мы с Алексеем идем ставить палатку. Отец Михей подарил мне книгу, и я читаю допоздна, благо летние ночи на севере белые. А во сне я увидела Свет. И ничего подобного в городе мне не снится и за городом тоже. Рано утром бегу к отцу Михею рассказать про сон. Он ничуть не удивляется, а говорит о том, что раньше на том месте, где мы поставили палатку, стояла прежняя деревянная Богоявленская церковь, вокруг нее располагались кельи.

"Пойдемте, я вам кое-что покажу", - он подводит нас с Лешей к растущей невдалеке огромной сосне. Ей лет 300 - живая память былых времен. И словно черпая силы от крепкого плеча, переплелась с ее нижними ветвями удивительной высоты рябина. Намоленные и чудесные здесь места. Мне вспоминается можжевельник, который мы встретили на пути к Кожозеру в районе Кенозера. В одной из кенозерских деревень, когда после революции была разрушена церковь, верующие перенесли несколько уцелевших досочек "Неба" (расписного подвесного потолка) под можжевельник и под ним продолжали молиться. Видно рос этот гигант не на простом месте – можжевельник имеет высоту более 15 метров и выглядит сильным и свежим. Диаметр ствола внизу – обхват. Простые можжевельники в лесу около трех метров (такой считается большим!). А тут… Мистика, да и только. Или вот "Святая роща" в Порженском погосте – лиственницы невиданного размаха, а рядом в лесу самые обычные. Чувствуют деревья святую силу молитвы, черпают энергию открытого человеческого сердца.

Что за тайны хранит архангельская земля? Вот и история Кожозерского монастыря продолжает волновать и притягивать новых исследователей. Одна из причин в уникальности и загадочности места, выбранного Нифонтом для уединения. Поистине пустынь, окруженная лесом, водой и болотами, добраться до которой можно было только зимой. Но вспомним – на это место ложится земная проекция самой яркой звезды созвездия Ориона – звезды Ригель. Какая сила скрыта здесь?

Чтобы попасть на Кожозеро пришлось пересечь на вездеходе границы трех областей: из Ленинградской в Вологодскую, из Вологодской в Карелию, далее в Архангельскую. Поскольку трассы автомобильных дорог не соответствовали транспорту, целям и задачам, то и попадали мы из области в область переплывая через озера или распутывая хитросплетения лесовозных треков. Две тысячи километров по бездорожью – путешествие захватывающее и завораживающее. Но три места хочется выделить особо: петроглифы Онежского озера, Кенозерский национальный парк и Кожозеро в Архангельской области.

КЕНОЗЕРЬЕ – КРАЙ РЕЛИКТОВОЙ РУСИ.

Кенозерский национальный парк имеет площадь 140 тысяч га. Это особо охраняемая природная территория, сохранившая многовековую историю и культуру Русского Севера. Природное и культурное наследие Парка поистине уникально. Здесь проходит граница Балтийского щита и Русской платформы, водораздел между бассейнами Белого и Балтийского морей. Территория Парка имеет развитую гидрографическую сеть и насчитывает 300 озер, рек и ручьев, что не типично для территорий водоразделов. Особая ценность Кенозерского национального парка – культурные ландшафты Русского Севера, утраченные в результате промышленного освоения в других местах. Высокое художественное и эмоциональное воздействие производят кенозерские часовни, построенные в "святых" рощах, лесной глуши, возле дорог, в центре деревень. Они являются поистине памятниками народного зодчества. Архитектурная и художественная ценность многих памятников возрастает за счет внутреннего убранства. Наиболее эффектны расписные "небеса" - перекрытия молельных залов. Кенозерский национальный парк является уникальным регионом, аналога которому нет в мире.

Легендарная земля Кенозерья – один из последних островков нетронутой древней Руси, ее исконного русского жизненного уклада, культуры и традиций. Это из путеводителей. Но реальность от пребывания в этом былинном, сказочном краю превосходит все ожидания. Мы попали в парк с южной стороны, оформив предварительно разрешение на въезд. Хорошо что вездеход имеет давление на грунт сопоставимое с лыжником за счет большого диаметра колес. Он только приминает траву, не травмируя почву. Лесная дорожка идет через тайгу. В местах с глубокими лужами уложены свежие доски для посетителей парки и даже перильца сделаны. Все построено с любовью и заботой: и мостки, и стоянки для лагеря, так, как и строили здесь наши предки – любя и понимая Природу. Большая благодарность появляется к тем, кто все это организовал и сберег. Уже июль. Но по нетронутым травам понимаем, что в этот сезон мы здесь первые. Но вот из тайги дорога вырывается в заросшее травами поле. Когда-то здесь стояла деревня. Глазами находишь самую высокую и красивую горку, так и есть – видишь часовенку. Неизгладимое и невыразимое словами впечатление оставил у меня Порженский погост – самый центр, сердце уникального заповедного парка. Хочется привести строчки из путеводителя по Кенозерью, написанного с той же всеохватывающей любовью, как и все, связанное с этими местами: "сюда не добраться на автомобиле, здесь негде сесть самолету, сюда нужно день идти, чтобы, придя, осознать, что ничего подобного вы никогда и нигде не видели. Здесь находится один из самых труднодоступных, но, вместе с тем, один из самых замечательных и притягательных памятников деревянной архитектуры Русского Севера – Порженский погост. Можно было бы сказать, что здесь остановилось время. Но это не совсем так, потому что место это находится вне времени, а не в глубинах его. Сам факт существования подобного места не поддается логическому объяснению".

Меня поразили мощью и силой лиственницы "святой рощи" за рубленой оградой. Как великаны-исполины охраняют они от времени и невзгод деревянную церковь Георгия Победоносца XVII в. Для нас очень интересным является факт, что некоторые часовни и церкви были поставлены на месте древних языческих капищ. А вокруг озер Малое и Большое Порженское люди жили с незапамятных времен, еще задолго до новгородцев, то есть "всегда". Сакральное место, созданное самой Природой и благодарной данью людских молитв. "Здесь архитектура и природа дают в сумме столь сильный эффект, что поставить что-либо на Севере в один ряд с Порженским погостом практически невозможно". Так уж сложилась русская жизнь, что хранителем ее древней культуры стал Русский Север. Отдаленность, труднодоступность территории в сочетании с верностью традициям сберегла для нас то, сокровенное, что прошло через века.

Заходим в церковь. Взгляд падает на дверь и замирает от неожиданности: в металлическом ромбе из четырех гипербол расположена замочная скважина. Это же геометрическая формула ПРИНЦИПА ПОРЯДКА – Закона Мироздания, потерянная человечеством и вновь открытая Анатолием Павловичем Смирновым. Она говорит нам о том, что все едино в движении. И подтверждая это сверху с граней "неба" на нас смотрят шестиконечные гиперболические звезды. В них зашифрован процесс движения. Где шестиконечная звезда – это проекция звездного тетраэдра, который существует вокруг каждого человеческого тела. Изменение его электромагнитных характеристик меняет влияние гравитации на физические объекты (см. эффект Хатчисона), но главное, позволяет получить реальный опыт других состояний сознания, таких как самадхи, при котором останавливаются дыхание, мозговые ритмы и сердцебиение нашего тела, а само сознание становится ясным и всеобъемлющем. Через это состояние можно перейти в более высокое измерение, а можно вернуться, принеся с собой любые знания. Вот, что говорит об этом великий индийский йог Пайлот Баба: "Вы просто закрываете глаза и видите много интересных и великих вещей. У вас образуется связь между тем, что есть здесь и тем, что есть там, между вами и пространством, Акашей. В пространстве существуют все науки, все виды энергии – все движется в пространстве, все, что вы хотите, что случилось в любое время – 5, 10 тысяч лет назад – вы можете почерпнуть из пространства, испытать".

Кто владел этими сокровенными знаниями на нашей мудрой прародине Гиперборее? И кто принес их в Индию? Да, Рама. Индийские жрецы сберегли для нас великое учение наших предков, которое позволяет, превзойдя разговоры об Истине, стать самой Истиной. Архангельская земля… по тебе когда-то ходили гиперборейцы, на тебе оставили нам свои послания. "Ключ" понимания устройства Мира в понимании Принципа Порядка (его графическое выражение мы находим в сохранившейся росписи ставен даже простых деревянных срубов). Но главное - в понимании не только физическим умом, а в овладении на личном опыте тайнами Мироздания. Шестиконечные звезды Порженской церкви смотрят на нас с восьми лучей-граней храмового "неба". Восьмеричный Святой Путь. И путь этот лежит через Любовь ко всему живому, через разрушение эгоизма, через понимание единства всех людей. Удачи нам всем на этом Пути!

Ольга Хромова

Зеркало.com
Зеркало.рф

© 2003-2017 Международный Клуб Учёных
E-mail: info@yperboreia.org