На главную страницу сайта

   Архаичная славянская этно- и гидронимия
   и проблема славянизации Русского Севера

© 2017, Виноградов А.Г.

О времени расселения финно-угров на Севере у этнографов и историков имеются различные мнения. Если речь идет о конкретном финском или угорском этносе, то их расселение на этой территории датируется V веком (ливы), X веком (финны), XV веком (ненцы). Если же говорится об отвлеченном финно-угорском этносе, то его расселение в этих местах относят к III-II тысячелетиям до н.э. Славянское же расселение на Русском Севере большинство историков сдвигают к IX-XII векам.

Для согласования этой позиций выдвигается версия наличия древневепсского субстрата, нашедшего отражение в преданиях о чуди, и его определяющем влиянии на этногенез Русского Севера (Пименов В.В. Вепсы: очерк этнической истории и генезиса культуры. М-Л., Наука, 1965).

Нами ранее указывалось, что в настоящее время многие гидронимы Русского Севера не имеют надежной этимологии. Так, например.

Название реки «Вологда» образуют от предположительно существовавшего финского термина «валгада» - «белая», но в финских названиях должен быть географический термин, к которому относится определение.

Онега - название реки объясняют из финского «енойоги» - «стремительный поток». Но как объяснить название озера Онего, от которого как полагают, получила свое имя река.

Пинега, правый приток Северной Двины, длиной в 800 километров. С XIX века это название объясняется из финского «пиенега» - «малая река».

Такие примеры можно было бы значительно расширить.

Подобное использование финно-угорской концепции историками и этнографами приводит к курьезам, когда они пытаются найти финно-угорские трактовки названий для рек, имеющих отличные, самостоятельные наименования в финно-угорских языках (напр. Вычегда – Ежва). С другой стороны, при анализе топонимов в центральных местностях Севера, например, в Тарногском районе Вологодской области из 137 населенных пунктов, больших и малых, только 6 имеют не русские названия. Это позволяет говорить, о том, что вклад финно-угорского субстратного населения в этногенез указанной территории был крайне незначителен, если имелся вообще. Тем более что зафиксирована волна переселения финно-угров из пределов Шведского королевства на территорию Русского государства в 17 веке.

Противоречивость данных, казалось бы, не дает возможности определить наличие или отсутствие славянского (или точнее северорусского) населения в эпоху, предшествующую Киевской Руси.

Однако современная наука нашла индикаторы течения этнических процессов. Так академик Б.А. Рыбаков показал связь этнонимов славянских племен со временем их образования. Деление племенных названий на исконные и на приобретенные в процессе позднейшей колонизации позволяет связать вопрос о датировке их с определением времени начала колонизации (Рыбаков Б.А., Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв., М. Наука, 1982). Он пишет:

«Особую важность приобретает определение времени сложения союзов племен. Нестор, описывая древнейшую историю славянства, применяет только имена союзов племен, не обозначая нигде мелких племен, но это не определяет начальной даты сложения союзов. Однако анализ текста Нестора может дать ответ на интересующий нас вопрос. До сих пор не обращалось внимания на то, что имена народов у Нестора делятся в основном на две группы: одни имена оканчиваются на -ане или -яне (поляне, мазовшане и др.) и, возможно, происходят от тех или иных топонимов, а другие на -ичи или -цы и имеют явно патронимическую окраску (радимичи, вятичи). С этим сходится и терминология западнославянских источников.

Главное состоит в том, что при нанесении обеих групп на карту выявляется интереснейшая закономерность: группы образуют две зоны - внутреннюю и охватывающую ее со всех сторон внешнюю зону».

(продолжение следует)

Зеркало.com
Зеркало.рф

© 2003-2017 Международный Клуб Учёных
E-mail: info@yperboreia.org