На главную страницу сайта

    ГИПЕРБОРЕЙСКАЯ МОЗАИКА

© 2000, В.Н. Дёмин  

Научно-поисковая экспедиция в нынешнем году началась необычайно рано. Уже весной были получены первые результаты (см.: Наука и религия. 2000. № 6). К лету поисковики определились с конкретными маршрутами. Помимо уже знакомой "гиперборейской тропы", проложенной по Кольскому полуострову, были выбраны уральское и таймырское направления. Не осталась в стороне и Карелия. Ниже рассказывается о некоторых предварительных результатах.

КУПАЛЬСКАЯ НОЧЬ ЗА ПОЛЯРНЫМ КРУГОМ

Архаичный праздник в честь летнего солнечного божества (у восточных славян это — Купало, а по григорианскому календарю — 7 июля) практически совпал с началом нового этапа гиперборейских поисков в центральной части Кольского полуострова, на берегах священного саамского Сейдозера. Самой таинственной и очистительной во все времена считалась ночь накануне Ивана Купалы, когда расцветает папоротник, открывается все самое сокровенное, а счастливым избранникам судьбы становятся доступными заветные места, где таятся сокровища и зарыты древние клады. Какая же она здесь, в Заполярье, где солнце в разгар лета вообще не заходит и царит ослепительный полярный день?

К полуночи дневное светило (на Крайнем Севере летом оно с полным основанием может именоваться и ночным светилом, сродственным Луне) лишь приспускается к горным вершинам, продолжая ярко светить и ласково греть, как где-нибудь в летний полдень на подмосковной лужайке. Но душа напряжена и полна ожиданий. Кажется, что из-под земли доносятся какие-то загадочные звуки. Тени на склонах гор образуют замысловатые знаки или буквы — иногда даже можно прочесть односложные слова. Деревья за болотом складываются в причудливые картины, на которых нет-нет да проступят лики выдающихся деятелей прошлого. Что это — игра воображения или же тайный язык природы?

Забегая вперед, свидетельствую, что в дальнейшем по крайней мере троих из нас продолжали преследовать странные видения. Так, передо мной в полудреме с какой-то неправдоподобной отчетливостью и яркостью стали вдруг мелькать незнакомые человеческие лица. Были они несравнимо мельче чем в обычном сне, с живой мимикой, во множестве возникая и пропадая, точно на киноэкране. Кроме того, перед глазами появился огромный и геометрически правильный узор, похожий на сложный китайский иероглиф, но значительно более разветвленный.

Офицеры-североморцы, участники экспедиции, решили в купальскую ночь переправиться на близлежащий остров со зловещим названием Могильный. Причина — заросли папоротника, которого, впрочем, здесь повсюду хватает, причем несравненно более рослого чем в средней полосе, кое-где его листья достигают человеческого роста. Именно про этот остров записано древнее предание: будто плывет он иногда вдоль берега, а на переднем мысу стоит обнаженная женщина умопомрачительной красоты — сама богиня озера — и заманивает в свои страстные объятия мужчин, но насладившись их любовью, безжалостно топит в немереной глубине озера, откуда уже никто не возвращается. (В "Калевале", кстати, тоже есть сходный образ: дева загробного мира — Туонелы, что плавает по подземной реке и охотится за мужчинами).

Легенды однако не запугали любознательных североморцев и они отважились ступить на загадочный остров в самый разгар купальской ночи. Остров Могильный покрыт особенно густыми зарослями папоротника. Сказочный цветок, приносящий счастье, офицеры, конечно, сорвать не чаяли, но вот густой туман таинственности, окутавший остров в представлении окружающих, чуть-чуть порассеять надеялись. И вот впечатления из первых рук. Удушающий, просто дурманящий, как наркотик, запах папоротника. И то ли от этого, то ли от чего-то другого — тревожащий и непонятно откуда доносящийся звон. Последнее впечатление оказалось столь сильным, что по возвращении исследователи сразу предложили переименовать остров Могильный в Звенящий. Местами папоротники на острове образуют геометрически правильные квадраты — они сразу же бросаются в глаза. Что это — древние захоронения (сегодня здесь хоронить некого) или аномальные точки, которых в Хибинских и Ловозёрских тундрах предостаточно? Даже воды Сейдозера пронизаны электротоками: поднятые со дна металлические предметы (при условии, что они достаточно долго пролежали под водой) обязательно имеют с одного из краев дополнительные утолщения или наросты, образованные на гальванической основе и по законам электромагнетизма, в результате чего на затонувших предметах оседает и органически въедается в субстрат содержащиеся в воде атомы железа.

И не только "металлолом" удалось обнаружить этим летом с помощью подводного миноискателя нашим ныряльщиками. Со дна озера на белый свет был поднят любопытный предмет, похожий на ритуальный топор-томагавк — явно древний (источенный временем и им же законсервированный). Воображение дорисовывает живые картины прошлого — кровавые жертвоприношения, кои, быть может, очень давно совершались на берегах священного Сейдозера. Аналогичные выводы были сделаны еще в позапрошлом году, когда в лощине "межгрудья" горы Нинчурт (дословный перевод — Женские груди) было обнаружено и идентифицировано ландшафтное святилище Великой Богини.

Ныряльщики обнаружили также на дне озера несколько отесанных плит разной величины — с гранями от одного до трех метров. Такие же прямоугольные плиты, похожие на строительные блоки, еще раньше были во множестве найдены на склонах и уступах окружающих гор. А одна — самая большая и, вероятно, использовавшаяся в далеком прошлом как жертвенный алтарь — лежит перед самым озером, прямо на знаменитой как бы мощеной дороге. Эксперты подсказывают: похожие прямоугольные и квадратные каменные плиты встречаются в разных регионах земли. Но, например, в Центральной Америке подобные плиты стоят вертикально, выступая компонентами древних святилищ. Само Сейдозеро также напоминает священные озера Америки, которым поклонялись индейцы — представители древних цивилизаций, чьи прапредки мигрировали некогда из арктической Гипербореи.

В ходе летних изысканий на Мурмане удалось также уточнить некоторые детали, касающиеся 5-метрового каменного изваяния, о котором подробно сообщалось в 6-м номере журнала за 2000-й год. Ниже публикуется еще одна фотография "золотой бабы", сделанная Владимиром Кузнецовым, на которой теперь видна и ее "детка" ("внучка" или "дочка" — в зависимости от интерпретации). Получены также сведения (не подкрепленные пока фотоматериалами), что похожий каменный истукан есть и в национальном парке "Паанаярви" на севере Карелии у самой границы с Финляндией. В древности места эти были заселены саамами-лопарями, но в контексте Гипербореи этническая и языковая принадлежность не имеет особого значения, ибо языки, этносы и культуры в те невообразимо далекие времена были слабо дифференцированы.

Несомненный интерес представляет также и изображение на одной из жертвенных монет или же медальоне (?), найденном рядом с лапландским идолом. Всевозможных жертвенных предметов (или останков жертвоприношений) здесь за много-много веков и десятилетий скопилось немало. По написанным законам их не рекомендуется трогать (не то чтобы уносить) — иначе не миновать беде. Потому здесь мы приводим прорисовку лика на одном из металлических предметов. Внешне он напоминает монету — только очень тонкую и без каких либо надписей и дат на аверсе или реверсе. Изображение необычное, толковать его можно по-разному. Нам же привиделся образ гиперборейца...

МАГИЧЕСКИМИ ПУТЯМИ ГИПЕРБОРЕЕВ

Экспедиционная работа нынешним летом сложилась таким образом, что началась у одной сакральной святыни — гробницы святого праведного Симеона Верхнетурского чудотворца — небесного покровителя Урала и Сибири, — а закончилась у другой русской святыни — на острове Валааме. Маршрут моих летних гиперборейских скитаний также получился весьма петлеобразным. Он начался еще весной на Урале, прошел через Бажовские места ("владения" Хозяйки Медной горы и т.п.) и Аркаим. Затем поиски переместились на Кольский полуостров, а оттуда — на Ладогу. Однако в этих на первый взгляд хаотических движениях была своя внутренняя логика, ибо неоспоримый интерес представляют не только очаги былой гиперборейской культуры, но и пути миграции гиперборейцев после того, как их Счастливая страна погибла в результате глобального катаклизма, климат в Арктике резко изменился, а оставшиеся в живых вынуждены были спасаться бегством с Севера на Юг. Сейчас эту тему даже живописцы освоили. Ниже приводится одна из картин, принадлежащая кисти художника Всеволода Иванова. Она так и называется "Отступление гипербореев", где автор довольно точно изобразил то, что происходило на просторах Северной Евразии 15—20 тысяч лет тому назад. [Иллюстрацию взять в книге "Черный алмаз" ("Библиотека русской фантастики", т. 16 или же связаться через издательство с художником и попросить слайд. – В.Д.]

Не вдаваясь подробно в историю вопроса, освященную в нескольких моих книгах (см.: Демин В.Н. “Тайны русского народа”, “Загадки Русского Севера”, “Загадки Урала и Сибири”, “Гиперборея” и др.), укажу только что основных направлений миграции было несколько. Наиболее важные для судеб индоевропейских и других народов пролегали через территорию современной России, ее северо-западную и центральную части, а также вдоль Уральского хребта и по берегам великих рек Волги и Оби. При этом гиперборейцы интуитивно (или же с помощью отработанной практики) выбирали для своего продвижения и временного расселения такие сакральные места, которые особенно активизировали и подпитывали естественную энергетику человека, а также упрощали каналы его взаимосвязи с ноосферой.

Именно к таким эзотерическим точка относится уральская Троя — легендарный Аркаим, сделавшийся на много веков перевалочным пунктом в продвижении индоариев с Севера на Юг. Этот уникальный спиралевидный город в южноуральской степи (Челябинская обл.) стал своеобразным символом мощи и красоты древней эпохи. Его гармонические формы и окружающий ландшафт завораживают сами по себе. Останки самой крепости, еще в древности сожженной до тла, сейчас покоятся глубоко под землей: после археологических раскопок, происходивших здесь с лета 1987 года, и тщательного исследования памятника он (по действующим правилам в археологии) был засыпан, и теперь увидеть его можно только на рисунках и фотографиях. Нынче же над мощными некогда крепостными стенами волнуются под ветром степное разнотравье.

Но осталось поле, некогда окружавшее город, а теперь накрывшее его, как первозданные воды. В этом поле именно вся соль! Задумывался ли кто-нибудь, почему место для возведения крепости было выбрано именной здесь, посреди огромного поля, окруженного со всех строн мелкосопочником? Ведь ближайшее месторождение железной руды, из которой плавили металл в трех тысячах печей безвестные аркаимские металлурги, находится почти в сотне километров от “страны городов” (как прозвали заповедную территорию археологи, ибо обнаружили повсюду множество других городищ, из которых удалось исследовать лишь несколько). А регулярная доставка руды к месту ее выплавки — задача далеко не из легких.

Почему же город не воздвигли прямо вблизи железнорудного месторождения? Ответ прост: место для строительства Аркаима выбрано не случайно, оно было сопряжено с сакральным местом, каковым и является Аркаимское поле. Сначала было Поле и лишь затем Город! Так решили вожди и жрецы (волхвы), которые привели сюда предположительно в XVIII—XVII вв. до н.э. гиперборейских скитальцев. Уловив “точку” пересечения токов космической и земной энергии, они повелели: “Быть городу сему именно здесь — и нигде более!”. Окружающий ландшафт, подземные энергетические токи и небесно-космические силы образуют здесь уникальный эпицентр ноосферного воздействия. Аркаимское поле — точно огромная и окаймленная невысокими горами слабовогнутая чаша или телеантенна, “тарелкой” своей направленная прямо в Космос и обшаривающая его по мере вращения Земли. А посреди этой впадины (“тарелки”) — город-крепость, город-храм!

Русская история вообще тесно привязана к полям, образующим некие смыслозначимые символы русского духа: Куликово поле, Бородинское, Прохоровское, множество безымянных полей русских былин, песен, сказок... И вот еще одно — Аркаимское поле; с него-то, быть может, все и началось. Здесь много что еще предстоит познать и осмыслить. Непочатый край работы у археологов. В Аркаимском музее висят фотографии, сделанные с самолета специальной камерой: повсюду под землей находится еще несколько кольцеобразных и спиралеобразных городищ, их археологическое исследование — задача отнюдь не ближайшего будущего.

И здесь же, в музее на стенде, прорисовки потрясающих бронзовых фигурок из Сапоговского клада, найденного в Кунашакском районе на севере Челябинской области. Особенно выделяется одна: обнаженная юная дева с двумя мечами, заложенными в набедренные ножны. Перед глазами невольно предстает воображаемая картина: стремительная лавина таких уральских амазонок с поднятыми над головой мечами в обеих руках, подобно валькириям, несется на врага, сметая все и вся на своем пути. Быть может, именно такая матриархальная орда, наследница гиперборейских времен и традиций, осаждала некогда легендарный Аркаим, взяла его с помощью дьявольской женской хитрости, разрушила и сожгла.

Зеркало.com
Зеркало.рф

© 2003-2017 Международный Клуб Учёных
E-mail: info@yperboreia.org