На главную страницу сайта

   Роль Севера в формировании русского этноса

© 2016, Коренная А. Б.

Памяти выдающегося этнолога Светланы Васильевны Жарниковой посвящаю.

«Русский Север — его леса и нивы не топтали орды завоевателей, его свободный и гордый народ в большинстве своем не знал крепостного гнета. Именно здесь сохранились в чистоте и неприкосновенности древнейшие песни, сказки, былины Руси. Культура народа – огромнейший, невероятный пласт, и мы – потомки первопоселенцев этой земли; отсюда уже бежать на север было некуда, можно идти на юг, запад, восток, и они шли, неся свои традиции на другие земли; там эти традиции видоизменялись, в чём-то сохранялись. Сейчас, когда мы сталкиваемся с северорусской традицией, мы говорим о том, что здесь сохранились комплексы представлений, изобразительных мотивов древнее не только греческих, но даже тех, что зафиксированы в Ведах». С.В. Жарникова.

Информационный бум дает возможность все более ясно осветить важность роли севера Восточно-Европейской равнины в формировании русского этноса. В последние годы целый ряд незаурядных авторов с разных сторон освещает этот вопрос в своих работах [1-4]. И, несомненно, прорыву в этом отношении способствуют достижения популяционной генетики [5-7].

1.Новейшие данные генетики. Согласно научным данным последних десятилетий становление современного человека, его распространение и прохождение части популяций через «бутылочное горлышко» имели место на севере евразийского пространства в верхнепалеолитический период (50-12 тыс. лет назад) в связи с Осташковским оледенением (25-12 тыс. лет назад). Как установлено советскими археологами, заселение человеком Русской равнины почти до полярного круга, происходило во время Молого-Шексинского межледниковья (50-25 тыс. лет назад) [8]. (Заметим, что учеными был установлен европеоидный характер генома человека 38 тысячелетней давности из известного поселения Костенки Воронежской области. [7, гл.8.3]). Похолодание около 35 тыс. лет назад стимулировало новые миграции из центра Евразии в разных направлениях, в том числе на север [9]. Ввиду понижения уровня океана 30-20 тыс. лет назад с территории Евразии через Берингию произошло заселение Северной Америки. Многочисленные племена первобытных охотников устремились в Европу и в большой мере сосредоточились на Русской равнине, где на юго-востоке от ледника сформировалась мамонтовая фауна. Осташковское оледенение (25-12 тыс. лет назад), когда южная часть ледника доходила лишь до Валдая, было наименее выраженным из серии оледенений. Археологические изыскания свидетельствуют о постройках обширных многоочаговых жилищ, а также о повышении культуры обработки кости и камня в период похолодания. Авторы подчеркивают, что «криоаридные условия ледниковой эпохи привели к существованию относительно устойчивых ландшафтов, благоприятных для жизнедеятельности первобытных охотников» [8].

В период окончания оледенения, когда остатки ледника имели место на территории Скандинавии, часть финальнопалеолитических охотников продвигается на север [8] в бассейны формирующихся Белого и Балтийского морей. Сюда же устремляются переселенцы с востока. Приводим цитаты из работ [5-7], касающиеся генетики северных русских популяций: «По данным о Y-хромосоме северные русские вошли в обширный «северный» кластер вместе с популяциями балтов (латышей и литовцев), финноязычных народов (коми, финнов, эстонцев, карелов), а также германоязычных шведов. Сходство Русского Севера с географически отдаленными балтами более выражено, чем с финно-уграми (рис. 1). Этот пестрый в лингвистическом отношении (славяне, балты, финно-угры, германцы), но географически единый (от Балтики до Печоры) континуум популяций мог сформироваться еще до выделения балто-славянских и финских лингвистических групп. По митохондриальной ДНК Русский Север обнаруживает близость с еще более отдаленными популяциями Европы. Русский Север оказался генетически близким к норвежцам, немцам, полякам, литовцам и т.д., и при этом генетически отличным от финноязычных популяций (рис.2)». ( Заметим, что одним из выводов работы [6] является вывод о связи женских генофондов с проявлениями лингвистических закономерностей). «Анализ аутосомного маркера… дал сходные результаты (рис.3). В целом, обнаруженное сходство северных русских с популяциями Северной и Центральной Европы позволяет выдвинуть гипотезу о сохранении на этих территориях древнего генофонда Европы, восходящего, возможно, еще к эпохе мезолита. Этот палеоевропейский генофонд унаследован как северными древнерусскими популяциями, так и частью финноязычных племен, расселившихся здесь до славянской колонизации, а также балтоязычными и германоязычными популяциями. «В обоих случаях основной массив финноязычных популяций максимально удален и от всего европейского массива, и от Русского Севера, что отрицает предполагавшийся ранее мощный вклад финно-угорского пласта в формирование населения Русского Севера. Полученные данные позволяют предположить, что палеоевропейское население севера Восточной Европы, на основе которого сформировалось также балтское и германоязычное население современной Европы, длительное время сохранялось в регионах, прилегающих к Белому морю и в эпоху средневековья испытало мощное влияние волны северных славян». При этом характерная для финно-угорских популяций гаплогруппа N1с также четко проявлена у северных русских («что, по-видимому, объясняется ассимиляцией дославянского населения», главным образом, по мужской линии [7, гл.6.4]), а также у латышей и литовцев, сохранивших, тем не менее, между собой преимущественное генетическое сходство и индоевропейский характер языков. Считают, что мужское население древней северной индоевропейской ветви - в определенной степени носители гаплогруппы I, тогда как в более южных районах Восточной Европы распространяется гаплогруппа R1a. В этой связи обращает на себя внимание повышенное проявление гаплогруппы I на Русском Севере.

Как здесь не вспомнить выдержки из Махабхараты, приводимые санкт-

Рис. 1. Карта генетических расстояний от северных русских (генетический ландшафт по гаплогруппам Y-хромосомы) [7].

Рис. 2. Карта генетических расстояний от северных русских популяций (мт-ДНК – материнские линии наследования) [6,7].

Рис.3. Карта распространения СПИД-протекторной мутации del32 в аутосомном гене CCR5 (область наиболее высоких частот выделена овалом) ) – [5,7].

петербургским историком, искусствоведом и этнологом канд. ист.наук С.В. Жарниковой: «Согласно географии Махабхараты, за священными

Рипейскими горами на севере … жили разные народы: данавы (даны, данайцы), дайтьи (дайчьи), саумьи (сауми), яваны (греки) и народ северных Куру, проживавший на островах Кур и Наль (совр. Холмогоры) [10, «Что значит Русская земля»].

«Согласно арийским преданиям, прапредок людей Ману, спасаясь от потопа, прикрепил свой корабль к рогу огромной рыбы и остановился на отроге горы, которая с тех пор называется "Склоном Ману". Но недалеко от горы Нарада (названной в честь ведического мудреца Нарады и переименованной после революции в Народную) возвышается гора Манарага и течет река Манарага. Женой Ману, по преданию, стала появившаяся из молока и масла, принесенного прапредком в жертву, женщина по имени Ила или Ида. Но рядом с рекой Манарагой течет и сегодня река Ила… Махабхарата повествует о том, что на севере в систему священных гор входила Кайласа… И сегодня исток реки Пинеги, притока Северной Двины, так же называется Кайласа…. В районе Северных Увалов можно встретить такие названия рек, гор, населенных мест как Харово, Харовская гряда, Харовка, Рипино, Рипинка, Рипа, Мандара, Мандарово. А на ближайших подходах Увалов к Волге, на Костромской земле течет река Мера» [10, «Даже названия сохранились»].

Рис.4. Карта генетических расстояний от финнов (генетический ландшафт по гаплогруппам Y-хромосомы) [7].

Рис 5. Распространение предковых компонентов ADMIXTURE при k=18. Южноиндийский компонент. (наиболее темная часть карты) [7].

Показательно, что выводы замечательного историка подтверждаются в настоящее время генетическими исследованиями, позволяющими говорить о палеоевропейских корнях населения Русского Севера.

После отступления ледника с Восточно-Европейской равнины часть племен европеоидов выбирает юго-восточный вектор миграций, предпочитая оставаться в

пределах привычного для охотников степного ландшафта и возвращаясь, таким образом, частично в исходную часть Евразии. (В работе [11], посвященной геногеографическим исследованиям, приводятся карты распространения материальной культуры на восток в финале верхнего палеолита 15-12 тыс. лет назад). В дальнейшем, через тысячелетия, при переходе к производительному хозяйствованию из них формируются племена скотоводческой направленности. С другой стороны оттоки населения на юг от останков ледового щита со временем приводят к формированию оседлых земледельческих племен и проявлению протославянства, ядро которого определяется на более теплых и плодородных приречных территориях юго-запада. Племена же, оставшиеся в бассейнах северных морей, как и праиндоевропейское население верховий Волги, Днепра, Дона, Оки осваивают восстанавливающиеся после отхода ледника лесные пространства, специализируясь на охоте, собирательстве и рыболовстве. (В период послеледникового потепления - 11400-10800 лет назад - лесная растительность уже доминировала во всем регионе: климатические условия в Восточной Европе в это время были мягче, чем на востоке Западной Европы и. тем более, в Сибири).

2. Роль населения севера в формировании среднеевропейской ветви (малой расы) индоевропеоидов. Работы [1-4] посвящены особенностям истории Русского Севера – в частности, существованию Биармии – страны народов севера (тех, которые на картах по генетическим распределениям проявляются единым массивом на севере Восточно-Европейской равнины), костяком которых, по мнению авторов, были прарусские племена. Биармия известна по скандинавским сказаниям, а также по описаниям булгарских и арабских авторов. Границы Биармии простирались, по одним источникам, от Северной Двины до Печоры и от Белого моря до Камы, по другим, – границы ее были еще шире и достигали на западе – Финляндии и на севере – Норвегии, захватывая побережье Белого моря и Кольский полуостров, т. е. территорию всего Русского Севера [2]. Можно предполагать, что её население - это потомки праиндоевропейских обитателей Центра и севера Восточной Европы, устремившихся вслед за отходящим ледником и мамонтовой фауной наряду с лапландскими и прафинно-угорскими племенами. (Автор работы [1] высказывает предположение, что «чудь, о которой повествуют саамские сказания, была нордическим народом, сформировавшимся в Арктике и Субарктике, … которые расселялись вслед за отступающим ледником с востока на запад …»). Существование центра этого массива народностей обосновывается на территории современных Архангельской и Вологодской областей с включением востока Карелии, что подтверждается районами распространения поморской говори, двухслоговых топонимов, особого типа русских домов с трехскатными крышами и согласуется с данными генетики. «Потомки тех, которые уходят на побережье Северного моря, становятся норвежцами, уходящих по запад Балтийского моря - готами, достигшие его восточной части - балтами-колбягами. От оставшихся племен путем миграции в Прикамье и Поволожье отделяются праиндоарии…» [1]. От Сухоны мелкими реками и волокам они, как и впоследствии жители Биармии, могли перебираться в бассейны Костромы, Шексны, Камы, достигая Волги и Оки.

Миграционные пути праиндоарийских племен с севера на юг через центр Русской равнины С.В. Жарникова подтверждает десятками топонимов и гидронимов севера и центра России. Названия рек, озёр, селений (Карелия, Вологодская, Архангельская области, Центральная Россия, Урал, Предкавказье и др.) соотносятся с упоминаемыми в Ведах и имеют аналоги в Индии. Например, Пур-Наволок - древнее название Архангельска, множество поселений называемых Пурово, Пуркино, Пурино на севере с одной стороны и города Джайпур, Мадхпур, Райпур на карте севера современной Индии [10, «Даже названия сохранились»]. Н.Р. Гусева [12,13] демонстрирует около 450 соответствий лексики санскрита и русского языка. Вот некоторые примеры: два –два, дверь –двар, деверь –дэвр, дом –дам, драть –дри, дровяной –дравья, дурной –дур, дым – дхума, есмь –асми, жена –джани, живой – джива, живот –дживатва, убивать – труп, как, какой, кто – ка, когда – када,который – катара, кровь-кравис, кулак – кулака, курчавый – курча, ладить –лад, ласкать – лас, любить – лубх, матерь, мать, мама – матрь, мата,ма, садить–сад, сам – сама, свой – сва, свояк-свака, сноха–снуша, сын-суну, таскать -тас, тата-тата, тот – тат, три –три, тьма –тама. С.В. Жарникова дополнительно приводит около 40 примеров сходства с санскритом современных вологодских диалектных выражений [14]. При этом поражает не только сходство бытовой лексики, но также ряда основных моментов грамматики и морфологии. Например, из всех индоевропейских языков только в русском языке и санскрите обычно опускается глагол-связка «быть». О сохранении на севере корней древнейшей праарийской культуры, помимо топонимики и гидронимики Севера, Центра, Урала и юга России и многочисленных параллелей в русском языке и в его современных северных диалектах и санскрита, свидетельствуют также параллели сюжетов устного творчества северного населения с ведическими письменными источниками, а также сходство орнаментов на предметах быта русского севера и севера Индии [14].

Хочется дополнительно обратить внимание на значение лесов в жизни нашего народа. Лес питал, согревал, давал строительный материал и защищал. «Рост численности населения… свидетельствует о том, что поздненеолитические и энеолитические обитатели восточно-европейских лесов в значительной мере приспособились к оседлой жизни в лесном ландшафте…». [15]. Обратим, кстати, внимание, что почти на всей территории расположенной на севере Архангельской области и соседних районов возможно выращивание ржи, ячменя, овса и практически всех основных видов овощей. Замечательны условия для молочного и других видов домашнего скотоводства, рыболовства, собирательства, охоты. Недаром именно на севере на протяжении веков отмечается сравнительно большая продолжительность жизни. Археологические источники, заключает Т.И. Алексеева, позволяют выдвинуть гипотезу о более высоком экономическом уровне развития населения этой части Русского Севера [16, гл.14].

Исходно русские - народ лесных пространств. У нас лесные сказки, где герои – лесные звери и птицы. И, оказывается, лесное пространство смягчало не только характер и физический облик населения, но также, по мнению В.Тена [17], и произношение, что привело к появлению у жителей лесной полосы (носителей гаплогрупп I и R1а) сатем-изоглоссы. В то же время у отступивших в степные просторы, в основном, по-видимому, носителей гаплогруппы R1б, сохранилась в речи более жесткая кентум-изоглосса (рис.6). Подобное предположение высказывалось ещё А.А.Шахматовым, о чем пишет В.С.Туров:  «А.А. Шахматов различает в наречиях индоевропейского праязыка, по крайней мере, уже два диалекта. К западной диалектной группе он относит языки со средненебным произношением, и быть может, задненебным, согласных: прагреческий, прагерманский, древнекимрский, готский. К восточной А.А. Шахматов относит языки со свистящими или шипящими согласными: древнеиндийский, древнеболгарский, древнеславянский, древнеприбалтийский, древнеармянский, древнеиранский, - то есть языки восточной части Европы и Азии. Вместе с тем, А.А. Шахматов отмечает, что исчезнувший древний тохарский язык (территория современного Китайского Туркестана) больше относился к задненебному произношению гласных» [3]. (Тохарцы, как известно, соотносятся с центрально-азиатским истоком носителей гаплогруппы R1б – основного населения современной Западной Европы - рис.5). В работе [10, Север - прародина индоевропейцев] С.В.Жарникова показывает, что в индоиранских языках отсутствует древне-индоевропейские названия бука, граба, тиса и даже винограда (в отличие от названий берез, дуба, ели, сосны и др.). Это обосновывается формированием индоиранцев на территории Восточно-Европейской равнины и объясняет принадлежность их языков к группе сатем (рис.6). Следы пребывания праиндоариев на севере до сих пор отслеживаются на картах генетических распределений (рис.5).

Рис.6. Карта распространения языков групп «сатем» (центр) и «кентум» (периферия) во 2-3-ем тысячелетиях до н. э. (Википедия).

Видимо, эти процессы разделяют протоиндоевропейцев на две языковые категории соответственно образу жизни, климату и характеру пространства еще в начале мезолита. Дальнейшая история: различающееся временем и путями устремление европеоидных племен – носителей кентум-изоглоссы - с юго-востока и востока на запад, на более мягкие по климату территории Западной Европы.

Археологические данные свидетельствуют о постоянстве роста населения лесных территорий равнины на протяжении тысячелетий. (Как подытожено авторами [18], в 13 регионах центральной части Русской равнины - от Ярославской области на севере до Курской на юге - археологами выявлены и описаны около сотни памятников верхнего палеолита, более тысячи - мезолита и более трех тысяч - неолита, плюс тысячи памятников эпохи бронзы и раннего железного века). При этом, в начальный период максимальное количество археологических памятников обнаруживается на севере, смещаясь в южные области в эпоху металла. Вывод о широтной изменчивости совокупности внешних признаков русского населения детально аргументирован в работе [11]. (Характерно, что представленный на картах этой работы русский ареал имеет вид стекающей с севера капли, сужение которой к югу естественно обусловлено влиянием миграций более южных народов). Известный советский антрополог Т.И. Алексеева, на основании выводов следующих из масштабных работ ученых советского периода, также утверждает: «…население, связанное в своем генезисе с северо-западными территориями Европы»... было «в эпоху мезолита наиболее многочисленным» на территории Восточной Европы [16, гл.15,17]. «Черты северного типа - цитируем далее,- совершенно отчетливо проявляются в населении лесной полосы Восточной Европы в 5-4 тысячелетиях до н.э. и, в большей или меньшей степени выраженности, прослеживаются в населении восточной Европы в последующие эпохи. Например, в населении верхневолжской и волосовской культурНаиболее распространенный в Восточной Европе антропологический тип… должен занять самостоятельное положение, как имеющий местные истоки, восходящие к населению мезолита, но… испытавший воздействие более поздних пришельцев».. Один из главных выводов: «…по-видимому, следует считать, что основной антропологический пласт русских связан с местным дославянским населением» (16, гл.1). Начало неолита знаменуется, по данным советской археологии и антропологии некоторой волной миграции финноугорских племен из-за Урала. В 3-2 тысячелетиях до н. эры имеют место миграции южноевропеоидного населения, которое «продолжается до катакомбного времени, когда оно перекрывается пришельцами из районов Прикаспия», связанными с широким кругом … «европеоидных форм бронзы Южной Сибири, возможно, населения афанасьевской культуры Алтая и Минусинской котловины» [там же, гл.15].

Подытоживая можно сказать, что генетические и антропологические исследования демонстрируют укорененность прарусского населения Восточно-Европейской равнины, по крайней мере, с периода мезолита, его широтное разделение на северных и центральных русских, как и частичное смешение прабалтов и северных прарусских племен с финно-угорскими племенами Севера. Кроме того, данные геногеографии демонстрируют тесную связь населения северных и центральных областей, что является причиной широтной изменчивости внешних признаков русского населения. Эта связь обусловлена характером равнинного пространства, единством языка, верований и традиций на протяжении всей истории существования нашего народа.

Исследования генофонда Европы показали высокую степень корреляции между генетикой с одной стороны, географией и лингвистикой с другой. [7, гл.3]. В силу признанного участия восточно-европейских охотников-собирателей в формировании европейского генофонда, надо полагать, что палеоевропейское население Восточной Европы (включающее и проторусские племена) внесло основы бытовой лексики в бореальный, а затем в праиндоевропейский язык. Представляется закономерной высокая степень сохранения древних основ индоевропейского языка (группы сатем) народами, исторически наименее подверженными миграциям и влиянию других мигрирующих племен. В Европе это балты, северные русские и в определенной степени все славяне, не изменившие равнинным лесостепным и лесным пространствам Восточной и Центральной Европы на протяжении тысячелетий. Эти соображения проясняют преимущества использования славянских языков, и, в частности, северорусских диалектов, при расшифровке ряда древних письменных памятников (см., например, [19-21]).

Таким образом, на фоне исследований в области антропологии, археологии, истории, лингвистики и этнографии работы бесконечной плеяды ученых (начиная с 18в.) о роли Севера и всей Восточно-Европейской равнины в формировании индоевропейской расы получают в настоящее время подтверждение со стороны данных популяционной генетики. Вспомним, помимо перечисленных работ, труды Ж.С. Байи (Франция 18 в.), В. Уоррена, Б.Г.Тилака (Индия, начало 20-го в.), Е.Елачича, А. Мейе (Франция, М.1951), В.Я. Проппа (Россия), П. Пеше (Германия), видного современного лингвиста Пола Фридриха (США), В.К. Демина и многих других.

3. Рождение русского народа. Объединение в историческое время двух категорий населения: отступившей на укромные северные территории и на восток русской равнины части славянства, обретшей опыт самопонимания в хаосе миграций в центральной Европе, и прарусских северных народностей - привело к обновлению последних и рождению русского народа.

Признание укорененности населения Русской равнины с древнейших времен просматриваются и дополняются все новыми аргументами в целом ряде исследовательских работ последних лет, помимо вышеуказанных [22-28]. Л.П. Грот, например, в своей работе четко формулирует, что «в древнерусской истории следует выделять два периода: дославянский, но индоевропейский период и связанных с ним древних индоевропейцев севера и центра Восточной Европы, и славянский, связанный с расселением восточноевропейского славянства»).

Предпосылками для формирования русского народа и этноса явилось сохранение на северо-востоке Европы, в первую очередь, на территории Архангельской области, палеоевропейского генофонда [5-7] и бытовой основы прарусского языка. Не менее важной предпосылкой были обусловленные характером Восточно-Европейской равнины и всего равнинного евразийского пространства, где всем хватало места для трудовой жизни, миролюбивые отношения большей части населения. Предпочтение мирного образа жизни в удалении от воинственных мировых трактов определяло общий характер мировосприятия без навязывания своего образа жизни соседям. Здесь дольше, чем где-либо бытовали традиции общинного строя. При этом имевшие место, по крайней мере, с конца 2-го тысячелетия до н.э. миграционные процессы на юге и юго-востоке Русской равнины (движение на запад угро-финских племен, образование Хазарского каганата), как и подвижки на восток западного славянства, способствовали становлению ядра русского народа («центральной ядерной структуры» [11]), в центре равнины. Постепенно угро-финские племена Поволожья и северного Приуралья, как и проявившиеся в Европе, главным образом, с началом новой эры тюркские племена включаются в состав русского государства, формируя на основе евразийского (в узком смысле) мировосприятия русский этнос, истоки которого - Русский Север и вся лесная зона Русской равнины. В этом процессе неоспорима роль православия, естественной опорой которого стали высокодуховные корни мировосприятия народов. Как заключают авторы [11]: »Вся Русская равнина… генетически однородное пространство, подготовленное историей для объединения его в последующие тысячелетия Северо-Восточной Русью, а затем и Московским государством.

В целом синтез научных данных последних десятилетий позволяет сделать вывод, что, формирование ведущей расы нашей цивилизации происходит на протяжении тысячелетий на обширном пространстве северо-запада Евразии с основным центром на Русской равнине в ходе разнонаправленных миграций и взаимодействий с населением прилегающих территорий [28]. При этом Русский Север - исток формирования русского этноса.

Литература

1. Галанин А.В. Чудь заволочская. http:// ukhtoma.ru /chud0.html/2013.

2. Леонтьев А.И., Леонтьева М.В. Северная колыбель Руси, М. 2007.21

3.Туров В.А. Биармия и славяне.http://sumlib.ru/2011

4.Трусов С.В. История индоевропейских народов по сведениям древнебулгарских летописей. Дополнение. http://www.skolo.ru..

5. Балановская Е.В., Пежемский Д.В., Романов А.Г., Баранова Е.Е., Ромашкина М.В., Агждонян А.Т., Балаганский А.Г., Евсеева Е.Е.,Виллемс Р., Балановский О.П. Генофонд Русского Севера: славяне? финны? палеоевропейцы? Вестник Московского университета. Серия 23: Антропология №3.с.27-58, М.,2011.

6. Балановский О.П. Автореферат диссертации д.б.н. М., 2012.

7. Балановский О.П. Генофонд Европы. М., 2015.

8.Величко А.А., Грибченко Ю.Н., Куренкова Е.И. Позднепалеолитический человек заселяет русскую равнину. Природа №3, 2003

9.Уэллс С. Генетическая одиссея. / maxima-library.org Альпина нон-фикшн; 2013.

10. Жарникова С.В.http://www. yperboreia.org/jarn.asр..

11. Е.В.Балановская, О.П.Балановский. Русский генофонд на русской равнине, М.2007.

12. Гусева Н.Р. Славяне и арьи. Путь богов и слов. М.2002.

13. Гусева Н.Р. Русский север – прародина индославов.М., 2003.

14. Жарникова С.В. Золотая нить. Вологда, 2003.

15. Алексеева Т.И. Неолит лесной полосы Восточной Европы (Антропология Сахтышских стоянок). М., Научный мир,1997.

16. Алексеева Т.И. «Восточные славяне. Антропогенез и этническая история русского народа»..М., Научный мир, 2002.?. .

17. Тен В.В. Из пены морской (2). Происхождение языка. СПб., 2010.

18. Клёсов А. А., Тюняев А.А. Происхождение человека по данным археологии, антропологии и ДНК-генеологии. Бостон-Москва, 2009. ч.3; http://www.оrganizmiсa.книги, т.3

19. Воланский Т. Памятники письменности славян до рождества Христова /пер.Е.Классена. М., 1854; СПб, 1995. URL:http://www.chronology.org.ru.

20. Котова Г.Г. Протосинайские тексты. //Материалы 13 международной междисциплинарной научной конференции «Этика и наука будущего», 2014; www.delphis.ru/joгrnal/sektions/7641.

21. Г.Котова. Этрусские тексты. Новое прочтение.2010.

22. Драгункин А. Пять сенсаций. СПб, 2003.

23.Тулупов А. В. «Дети Арктиды». М., 2009; http// www.litmir.net.@Ltnb

24.Тен В.В.Народы и расы. Происхождение. СПб, 2013.

25 Грот Л.Прерванная история руссов.М.,2013.

26. Коренная А.Б. Роль евразийского пространства в развитии цивилизации и его влияние на мировосприятие населяющих его народов// Материалы 13 международной междисциплинарной научной конференции «Этика и наука будущего»,2014; http://www.delphis.ru/journal/article/rol-evraziiskogo-prostranstva-v-razvitii-tsivilizatsii-i-ego-vliyanie-na-mirovospriy

27 Коренная А.Б. Евразийское древо цивилизации//Фундаментальные проблемы естествознания и техники, Т.36-2, СПб, 2014 . http://www.scicom.ru/files/journal/v36/V36_N2.pdf.

28. Коренная А.Б. Обзор истории индоевропейцев по данным последних лет //Фундаментальные проблемы естествознания и техники, Т.38-1, СПб, 2016 .

Верхнее фото: © 2012, Сергей Балалаев

Зеркало.com
Зеркало.рф

© 2003-2017 Международный Клуб Учёных
E-mail: info@yperboreia.org