На главную страницу сайта

   «Россия распятая» (отрывок из книги)

И.С. Глазунов  

«Будучи на острове Рюген и узнав об археологических раскопках, я поспешил познакомиться с молодыми археологами, студентами Берлинского университета. Они встретили меня крайне радушно, а один из них, высокий блондин в синей джинсовой рубашке, сокрушенно покачав головой, сказал:

- Как жалко, что вы опоздали! Я был, кстати, на премьере оформленной вами и вашей женой оперы «Князь Игорь». Вы знаток древнего славянства.

 Почему опоздал? – удивленно спросил я.

  Молодой человек рассказал мне, что несколько дней назад они откопали славянскую деревянную ладью IX века и за ненужностью вчера снова засыпали ее землей.

Как? – не мог сдержать я своего удивления и огорчения.  Зачем вы это сделали?

Молодой археолог уклончиво ответил:

- А кому она нужна?

Как кому? – я не мог прийти в себя от изумления, - ну, послали бы в Москву!

Посмотрев на меня серыми глазами викинга, немецкий юноша отвел взгляд:

- Москва этим не интересуется.

- Ну, как же, помилуйте, у нас есть знаменитый историк и археолог академик Рыбаков.

Викинг нахмурил загорелый лоб:

- Мы знаем имя геноссе Рыбакова от нашего руководителя, ученого с мировым именем геноссе Германа. Наше дело копать, а результаты находок докладывать профессору.

Будучи в глубоком волнении, я спросил у моего нового знакомого, какие же самые интересные находки были обнаружены немецкой экспедицией. Потомок тевтонов пожал плечами и произнес раздраженно фразу, которая врезалась в мою память на всю жизнь:

- Здесь все до магмы славянское!

  Потом мы пили чай из жестяных кружек, а я все сокрушался о славянской лодке IХ века – времен Рюрика, которая, будучи найденной, была снова закопана.

Я действительно опоздал!

Работающие на раскопках студенты подарили мне на память черепки глиняной славянской посуды VIII века. Целый горшок они вытащили из целлофана, к нему был аккуратно прикреплен соответствующий номер. Я радостно вздрогнул, как будто увидел неожиданно в толпе лицо забытого друга. Я вспомнил годы, когда мы жили в деревне Гребло Новгородской области на берегу озера Великое. До сих пор наши крестьяне пользуются точно такими же горшками.

  На прощание молодые археологи посоветовали мне попасть на прием к руководителю археологической науки ГДР геноссе Герману.

Возвратясь в Берлин, я приобрел его книгу на немецком языке, где с научной обстоятельностью и немецкой аккуратностью описаны результаты археологических раскопок на Балтийском побережье, где когда-то в течение тысячелетия жили славные венеты.

Благодаря нашему послу в ГДР Петру Андреевичу Абрасимову, которого я очень любил и многим ему обязан, я сумел пробиться на прием – но не к самому геноссе Герману; выяснилось, что его нет в Берлине. Меня принял его заместитель. К сожалению, не помню его фамилии, но помню, что ему было лет 45. Он чем-то неуловимо походил на работника советского посольства. Смотрел на меня настороженно, а во время разговора то и дело посматривал на часы.

Мой первый вопрос был несколько провокационным. Я спросил, кто жил на острове Рюген и какие самые новейшие археологические находки обнаружены на побережье, где находился знаменитый храм Аркона. Заместитель Германа ответил уклончиво, что на острове Рюген жило некое племя ранов, особо интересных находок не было, а что касается Арконы, то до войны немецкие ученые вели там раскопки, но их результаты он недостаточно хорошо помнит. Подумав, добавил:

- Море неумолимо наступает на Аркону, и вряд ли она будет представлять интерес для современной археологии.

Вопросительно посмотрев на меня, всем видом своим показал, что аудиенция идет к концу. Я напоследок сказал:

- Меня как художника особо интересуют древние скульптуры, памятники быта, оставшиеся от древнего славянского населения.

Он откинулся в кресле, стоявшем под большим портретом мрачного Карла Маркса, в стекле которого отражался висящий напротив портрет улыбающегося Хонеккера:

- Могу вам сказать одно, что у нас в ГДР существует огромный склад, набитый славянской археологией и древнейшими книгами, написанными по-старославянски. После окончания войны мы многое свезли в это хранилище, и до сих пор никто в нем не копался.

Он снова посмотрел на часы, барабаня пальцами левой руки по стеклу, накрывающему стол.

- А может быть, там есть книги, написанные на деревянных дощечках? – не унимался я.

Он равнодушно посмотрел на меня:

- Может быть, и есть, я повторяю, но никто из ваших советских или наших ученых не проявлял пока к этому интереса.

Вставая и чувствуя, что у меня осталось несколько секунд, я спросил:

- А можно посетить это хранилище?

Протягивая мне руку, улыбнувшись прощальной улыбкой, ученый геноссе сказал:

- Поскольку, кроме вас, никто столь живо не интересовался этим – думаю, если разрешит начальство, все возможно

  Вернувшись в Москву, я встретил писателя и публициста Дмитрия Анатольевича Жукова, известного своим интересом к русской старославянской культуре, и рассказал ему о посещении Рюгена и геноссе Германа.

Жуков махнул рукой:

- Я думаю, ни Рыбакова, ни Лихачева эта информация не заинтересует – они заняты другим.

И, посмотрев на меня с высоты своего роста, спросил:

- А ты не посетил живущих словно в резервации, вроде индейцев Америки или Австралии, представителей последнего славянского племени сорбов?

Грустно улыбнувшись, сузил темные умные глаза:

- Все, что осталось в Германии от славян – это небольшое племя сорбов, их в ГДР, правда, никто не обижает. Мне как лингвисту и знатоку южнославянских наречий было очень интересно поговорить с ними.

Меня до сих пор мучает вопрос, почему наши ученые не занимаются всерьез археологией мира балтийских славян?

   Вместо заключения

Меняется политический строй. Меняются правители. Но есть у них в России нечто общее – невнимание, безразличие к древнейшему наследию своей страны. Это прискорбно! И не здесь ли кармические причины традиционной «народной нелюбви» к уходящим российским правителям? Ибо, как учат предки, «какою мерою мерите, такою же отмерится и вам».

Зеркало.com
Зеркало.рф

© 2003-2017 Международный Клуб Учёных
E-mail: info@yperboreia.org