На главную страницу сайта

   ДИОНИС

А что же Дионис – другой любимец Александра Македонского, прозванный, как и сам завоеватель вселенной, Двурогим? Дионис (рис. 1) – один из самых поздних Олимпийских богов. К сонму небожителей он был приписан едва ли не самым последним и с трудом вписался в сложившуюся структуру религиозных верований. Пришлый – откуда-то с Севера – бог, насаждавший повсюду безудержное пьянство (его второе, даже более известное, имя – Вакх, древнеримский Бахус) и полную свободу сексуальных отношений, он плохо вписывался в сложившуюся систему античных традиций, к тому же насквозь пронизанных духом патриархальности. А Дионис отдавал предпочтение женщинам, пробуждая в них память о далеком и навсегда утраченном матриархате. Вот они и бродили за Дионисом толпами, возбужденные вином и разными наркотическими снадобьями, но еще больше – распаленные неудовлетворенной сексуальной страстью.

По версии позднейших мифографов, рождение Диониса – случай из ряда вон выходящий. Неистощимая на изощренную месть ревнивая Гера решила извести Семелу очередную пассию любвеобильного Зевса – и надоумила доверчивую фиванскую царевну попросить владыку Олимпа явиться перед ней во всем своем божественном величии. Зевс предстал перед возлюбленной, которая была уже на шестом месяце беременности, в клубке сверкающих молний и вмиг испепелил ее. Недоношенного ребенка владыка Олимпа успел выхватить из пламени и зашить к себе в бедро. Через три месяца родился здоровый сын – будущий бог Дионис.

Но это не единственная версия его чудесного рождения. Известны еще, по меньшей мере, две. Согласно одной из них, Дионис – дитя инцестуального соития Зевса с собственной сестрой Деметрой; согласно второй, он также появился на свет в результате инцестуального контакта Зевса, только уже с собственной дочерью – Персефоной, ранее родившейся от все той же Деметры. Дионис как сын Деметры звался Загреем, а как сын Персефоны – Иакхом (вступившим, кстати, в брак со своей бабкой – Деметрой). По наущению ревнивой Геры Дионис-Загрей был растерзан титанами. В вою очередь, разъяренный Зевс вторично низверг титанов в Тартар, а Землю-Гею, мать титанов, наказал вселенским пожаром и всемирным потопом. Если бы это было все! Вопрос о многоликости, многозначности, многименности и полифункциональности Диониса-Вакха-Загрея-Иакха сказанным отнюдь не исчерпывается. Дело в том, что в более поздней древнеримской традиции (но исходя из самой что ни наесть архаичной сущности) бог Виноделия превратился в бога Свободы под именем Либера (и французское слово liberte – «свобода», и международные понятия «либерализм, либерал, либеральный» берут начало именно от этого значения имени Диониса). Либер, пожалуй, один из самых демократичных персонажей античного пантеона. Во время празднеств в честь Либера и его супруги Либеры (праздник, выпадавший на 17 марта, так и назывался – Либералии) провозглашались не только полная свобода и абсолютная распущенность, но и наступало ненадолго полное равенство, вплоть до того, что хозяева ублажали своих рабов.

Между прочим, жена Либера-Диониса, носящее созвучное имя женского рода – Либера, – это никто иная как знаменитая Ариадна (дочь критского царя Миноса и внучка самого бога Солца – Гелиоса), которую когда-то спас от морского чудовища Тесей и которая дала ему в руки клубок (вошедшую в поговорку «нить Ариадны»), дабы тот не заблудился в подземном лабиринте, где скрывался кровожадный человекобык Минотавр (он, кстати, был сводным братом Ариадны, ибо был рожден похотливой матерью Пасифаей. Забеременевшей от живого быка). Легенда имела мене известное продолжение: Тесей, обещав жениться на Ариадне, бросил ее из-за более привлекательной сестры Федры (героини позднейших мифов и трагедий). Ариадна же через некоторое время стала законной супругой Диониса-Вакха-Либера, родив ему пятерых сыновей и одну дочь.

Рогатость Диониса – также одна из его архаичных черт, связанная с лунным культом, ибо двурогость – отличительная черта Месяца, который в народном представлении считался сыном Луны (Селены), аналогично тому, как в древнеарийском миросозерцании Солнце считалось сыном Зари (а не наоборот – как это имеет место в действительности). Поклонение же Луне и, соответственно, Месяцу уходит в матриархальное прошлое. Оно связано, прежде всего, с менструальным циклом (месячными) и потому естественным образом в первую очередь привлекает женщин. Они-то и стали главными вдохновителями и поклонницами бога Диониса, имевшего древнее лунное происхождение.

К моменту складывания Олимпийской религии и ее временного торжества культ Диониса был уже чрезвычайно распространен в Малой Азии да и по всему Европейскому континенту. Правда, имя у бога было иное: «иноименный Пра-Дионис», как нарек его Вячеслав Иванов во всемирно известной монографии «Дионис и прадионисийство». Что же отличает индоевропейского Пра-Диониса от эллинистического Вакха? Дионис-Вакх — классическое божество, связанное с вином и виноградом как главным продуктом виноделия. Однако виноград произрастает исключительно в теплолюбивых странах. В северных же регионах в культ был возведен его дендрический коррелят — плющ. Судя по всему, в символике прадионисийства и дионисийства плющ появился гораздо ранее виноградной лозы. Им обвит священный посох Диониса, увенчанный сосновой (или еловой) шишкой и именуемый тирсом. Тирс в отдельности также являлся объектом поклонения и символизировал стилизованный возбужденный фаллос. В Древней Греции повсеместно распространено было примитивное изображение Диониса Дендрита в виде фаллоподобного деревянного столба – символа плодородия. Дионис, как и другой олимпиец – Гермес, — итифаллическое божество («итифаллический» означает «относящийся к прямостоящему фаллосу»). Только Гермес выражал возбужденный фаллос в камне (гермы и менгиры), а Дионис – в древовидном посохе (тирс и обтесанный кол посреди двора). Можно предположить, что в архаическую эпоху древней истории каменная и деревянная атрибутика соответствовала различным родоплеменным и общинным тотемам.

Впоследствии каменная и деревянная специфика тотемических культов сошла на «нет», в ряде случаев произошло слияние одних и тех же функций, в частности — Гермеса и Диониса. Так, на острове Делос сохранились остатки храмового комплекса в честь Диониса-Итифаллического. Изваяние — чисто символическое — в виде гигантского фаллоса, водруженного на отесанный постамент, на котором сохранился еще и рельеф в виде птицы с фаллоподобной головой. Скульптура сильно повреждена: все относящееся к фаллическому культу было безжалостно уничтожено как несовместимое с идеологиями новых религий — христианства и ислама — по мере их победоносного распространения в Средиземноморье, Западной, Восточной и Северной Европе, на Ближнем Востоке и во всем мире.

Характернейшая отличительная черта дионисийского культа (как уже говорилось выше) — необузданные оргии с бесконтрольно-сексуальным финалом (на Руси это именовалось «свальный грех»). Кроме того, в античной Греции, Риме и подвластных им странах дионисии и вакханалии сопровождались неумеренным винопитием. Сверх того, особенно там, где виноград не произрастает, опьянение достигалось наркотическим путем. К наркотикам примешивался и плющ, который был возведен в ранг обожествленного растения. Он же выступал одним из основных эпитетов и даже синонимов Диониса: сказать Дионис и Плющ считалось одним и тем же.

Однако воздействие снадобья, приготовленного с примесью плюща, было во много раз сильнее и опаснее, чем вина. Человек попросту безумел, терял рассудок и контроль за своими поступками, превращался в кровожадного убийцу. Шествия и радения одурманенных наркотиком толп сопровождались дикими конвульсиями и бессвязными выкриками, преследованием и растерзанием всего живого.

Особенно неистовствовали женщины, прозванные менадами (буквальный перевод — «безумствующие»). Наркотическое снадобье они вводили прямо во влагалище и превращались в сексуально необузданных фурий. Полуобнаженные, едва прикрытые звериными шкурами, увитые плющом и обвешанные задушенными змеями, со спутанными волосами и искусственными фаллосами в руках, которые впоследствии трансформировались в ритуальные свечи, — менады с дикими воплями носились по лесам и горам, преследуя мужчин, и, насладившись с ними, разрывали их на части, пили кровь своих жертв, а также других растерзанных живьем животных. Тем самым они как бы приобщались к телу и крови самого [Пра]Диониса, который, по наиболее распространенной версии, был растерзан титанами, а куски его тела оказались разбросанными по всей земле, и лишь Зевсу удалось оживить собранные части. Сюжет сей очень даже напоминает расчленение на многие части вероломно убитого и египетского солнцебога Осириса, с той только разницей, что по древнеегипетской версии собиранием разбросанных по всему миру частей и оживлением убиенного занималась богиня Исида.

В.Н.Дёмин, доктор философских наук

Зеркало.com
Зеркало.рф

© 2003-2017 Международный Клуб Учёных
E-mail: info@yperboreia.org