На главную страницу сайта

   ЗДЕСЬ БУДЕТ ГОРОД ЗАЛОЖЁН?..

Волны, урча, накатываются на скалистый берег, едва не достигая моих ног. Сквозь стелющийся по воде туман, как на картинах импрессионистов, едва проступают размытые очертания пустынной бухты. Я стою на берегу Баренцева моря, там, оно острым языком Варангского залива (Варангер-фиорда) — точнее Малой Волковской губы — отсекает самую северную полуостровную территорию европейской России от евразийского материка. Варангский залив, омывающий норвежский полуостров Варангер, назван так по имени русских варягов, проживавших здесь с гиперборейских времен. Между прочим, следующий на запад залив именуется Яр-фиордом: первая часть искусственного слова чисто русская и, скорее всего, связана с именем языческого Солнцебога Ярилы. Однако, прошлое здесь теснейшим образом переплетается не только с настоящим, но, возможно также, и с будущим. Ибо еще больше века назад данное место было выбрано для постройки новой столицы России.

Идея перенести столицу Российского государства на Север, в район полуострова Рыбачий, принадлежит великому русскому мыслителю-космисту Николаю Федоровичу Федорову (1828—1903), одному из идейных вдохновителей К.Э.Циолковского. Еще в конце ХIХ века он вдохновенно и провидчески предсказал северную будущность России, неотделимую от геополитического, космософского и эзотерического значения Кольской земли.

Кольский полуостров, древняя гиперборейская земля - это край, где прошлое встречается с будущим. Потому-то сегодня как никогда актуально звучат провидческие слова русского мыслителя-космиста, сказанные еще в конце прошлого века: "Для нас, отрезанных от океана, запертых в Балтийском, Черном и Японском морях, для нас есть только один выход в океан, выход в Студеном море, в никогда не замерзающих заливах Рыбачьего полуострова, в бывших владениях Троицко-Печенгского монастыря, сожженного шведами (1590 г.), основанного св. Трифоном, апостолом лопарей, на границе Западного (атлантического) <океана> с Северным, или, вернее, на первом, чем на последнем, потому что Рыбачий полуостров омывается Гольфстримом. Только временная морская столица-порт, как конечный пункт Владивосточной трансконтинентальной дороги, может нас избавить от англо-немецкого господства, надвигающегося на нас. <...> Столица, перенесенная на перешеек или волоки между Мотовскою губою и Варангским заливом, имея передовой пост на мысу под 70° северной широты (на 10° севернее Петербурга и почти на 15° от Москвы) получит многообразное значение: заменит С.-Петербург, освободит Россию от западного влияния. <...> Перемена <в жизни> в перенесении <столицы> находит свое наглядное выражение. Как есть полюсы геометрические, магнитные, термические (наибольшего холода), так будет полюс социальный - полярная столица" [1].

Вывод Федорова и введенное им понятие социального полюса исключительно важны, точны и обращены к нашему настоящему и будущему. В современной мировой политике и спустя столетие после написания произведенных пророческих слов утвердилось понятие многополярного мира, противостоящего однополярному, навязываемому мондалистской сверхдержавой. В данном вопросе Федоров предлагает оригинальный, более гибкий и диалектический подход: не по принципу "или—или", а с учетом исторических особенностей и закономерностей развития человеческой цивилизации, начиная с ее предыстории, уходящей в невообразимые глубины тысячелетий, и вплоть до дня нынешнего. Ибо в общественном и индивидуальном сознании современного поколения запечатлены архаичные архетипы коллективного бессознательного, сформировавшегося на заре человеческого существования, у истоков во многом неведомой нам собственной предыстории.

Само понятие Севера неотделимо от космистской философии Федорова. Ведь Север - в первую очередь понятие космическое, и лишь во вторую, говоря словами самого Федорова, - "геометрическое, магнитное или термическое". С точки зрения обыденного сознания под Севером понимается обширная акватория и территория от Северного полюса до полярного круга, обозначенная на любой карте или глобусе: Ледовитый океан, острова и архипелаги в нем, бескрайние высокоширотные просторы Евразии и Америки. Но ведь земная ось может сместиться, изменить угол наклона. Где тогда будет находиться Север? Территориально, то есть по отношению к земной поверхности, где угодно. Чтобы проиллюстрировать это, достаточно вообразить учебный глобус, проткнутый насквозь длинной спицей. Спица — ось, ее концы — два полюса, которые могут находиться в любом месте, в зависимости от того, как проткнуть глобус. Но с космической точки зрения, то есть по отношению к Солнцу, всё там же – где в зените будет стоять Полярная звезда, медленно вращаться коловоротом ковши Большой и Малой Медведиц, а дневное светило – ежегодно создавать неповторимый полярный день и леденящую душу полярную ночь.

Таким образом, Север - это положение в данный момент некоторого участка поверхности Земли по отношению к плоскости орбитального движения планеты вокруг Солнца. К земной оси традиционно привязаны полюса. Точка, где воображаемая ось «выходит» на поверхность, и представляет собой географический полюс – северный или южный (магнитные полюса – независимы от первых и могут гулять по земным просторам по своим собственным законам). Симметрично противолежащие полюса неизбежно вписываются во взаимодействующие поля, связанные с другими планетами Солнечной системы, самим Солнцем и другими звездами, нашей Галактикой и другими галактиками, разбросанными в бесконечной Вселенной. Всё это, вне всякого сомнения, обеспечивает направленный ток космической энергии, который — в соответствии с физическими и космическими законами — в наибольшей степени являет свою мощь именно в полярных областях, направленно пронизывая человека, максимально космизируя его, превращая во вселенское существо и многократно усиливая скрытые в нем творческие и иные потенции. Даже однажды полученный полярный заряд может навсегда обусловить человеческое бытие и существование. Лучшее подверждение тому - жизнь и судьба великого русского северянина - Михайлы Ломоносова. Потому-то не случайно и космизм другого великого россиянина - Федорова неизбежно и органично смыкается с полярной тематикой.

Итак, северная будущность России, как ее понимал Федоров, произрастает из ее невообразимо далекого, но исключительно богатого прошлого. Кроме того, она имеет постоянную космическую подпитку, вселенскую запрограммированность и божественную предопределенность. Потому-то великая будущность России космически неисчерпаема, а ее северная направленность диктуется самой природой. В этом же и ключ к разгадке феномена Гипербореи, многих происходящих тут аномальных явлений.

Уже третий год Научно-поисковая экспедиция "Гиперборея" работает на Кольском полуострове, именно там, где Федорову виделись истоки и фундамент для великого будущего России. Мы нашли и идентифицировали множество материальных и иных подтверждений сведениям древних авторов о существовании некогда на Русском Севере в иных, нежели теперь климатических условиях, развитой цивилизации — праматери всей мировой культуры. Вдохновляли нас в проводимых изысканиях, разумеется, и идеи Федорова. Поэтому было бы странным не стремиться попасть в те места, где «московскому Сократу» (так прозвали современники Федорова) пригрезились площади и улицы «четвертого Рима» (но прав был, видимо старец Филофей, что «четвертому Риму не бывать»).

И вот я наконец на берегу Баренцова моря, в той самой точке, где, по замыслу Федорова, должен был начинаться въезд в новую российскую столицу. Полуостров Рыбачий — самая северная российская оконечность Европейского материка — лишь на маломасштабной карте выглядит неким целостным образованием. На самом деле он распадается на две разновеликие территории — полуострова Средний и собственно Рыбачий, соединенные между собой и Большой землей узкими перешейками. Здесь проходят священные границы нашей Родины. Это — «родимая наша земля», как поется в известной песне военных лет, где мог быть «заложён», употребляя пушкинский оборот, новый стольный град. И прорублено здесь бы было окно не в одну Европу, но во весь мир.

Не символично ли (можно даже сказать — не мистично ли): именно на том самом рубеже, где Федоров определил место для будущей столицы, суровым летом 1941 года советские воины остановили продвижение фашистов, наступавших по всему фронту — от Ледовитого океана до Черного моря. Точно так же враг вскоре был остановлен и у стен Москвы. Вся земля эта обильно полита кровью тысяч и тысяч солдат, которые точно бессознательно ощущали свою неразрывную, во истину космическую связь с краем, где некогда зародились истоки многих российских народов и прежде всего — русского. Горные егеря дивизии «Эдельвейс» так и просидели до конца войны в гранитных блиндажах хребта Муста-Тунтури: несмотря на неоднократные попытки прорвать линию обороны советских войск, нога ни одного из них не ступила на полуостров Рыбачий. Гиперборея стояла на смерть. Именно Гиперборея, ибо и эта территория насыщена древнейшими памятниками, аналогичными тем, которые были открыты в центральной части Кольского полуострова. Но они еще ждут своих исследователей…

В.Н.Дёмин, доктор философских наук

Зеркало.com
Зеркало.рф

© 2003-2017 Международный Клуб Учёных
E-mail: info@yperboreia.org