На главную страницу сайта

   ПРОБЛЕМЫ И ДОГМЫ

Вполне естественно напрашивался вывод: единым был не только Праязык, но и Пранарод, который на нем говорил. Оставалось определить, где же он обитал - на Севере или на Юге. Северная концепция всерьез не рассматривалась, так как непререкаемой истиной считалась господствующая и поныне "ледниковая теория" и ее вывод, что еще 20-15 тысяч лет назад Север Евразии вплоть до Карпат и Приднепровья был сплошь покрыт материковым льдом, и никакая жизнь здесь была в принципе невозможна. Под эту догму вот уже свыше ста лет и подгоняется вся мировая история: ее отсчет для Европы, Азии и Северной Америки начинается где-то с 12-10 тысячелетия до н.э., когда после постепенного отступления (стаивания) ледника древний человек якобы начал медленно продвигаться с Юга на Север. По существу ледник сковал саму историю!

Между тем накоплено немало фактов и аргументов, свидетельствующих далеко не в пользу абсолютизированной ледниковой концепции. Самое печальное, что догматически настроенные теоретики не желают с ними считаться, а предпочитают использовать средства, далекие от науки. Доходило до того, что когда гляциалисты (так по-научному именуются сторонники "ледниковой теории") обнаруживали в шурфах вторую ископаемую почву, а согласно их установкам там должна быть только одна, - "лишнюю" попросту засыпали, а экспедицию объявляли "якобы небывшей". Точно так же замалчиваются неледниковые процессы образования валунных отложений: с точки зрения "ледниковиков" появление валунов объясняется "утюжкой" льда: своей тяжестью он обкатывал и шлифовал огромные камни, как гальку в морях и океанах. Так, обилие валунов на Валдайской возвышенности считается чуть ли не главным доказательством, что данная территория была в далеком прошлом покрыта мощным ледником. Игнорируется сторонниками абсолютизированных догм и мнение основоположника палеоклиматологии в России А.И.Воейкова, считавшего существование обширного европейского оледенения маловероятным и допускавшего лишь частичность такового на севере Евразии и Америки. Что касается средней полосы России, то здесь Воейков был более чем категоричен: в соответствии с его расчетами ледниковый панцирь на широте Российских черноземов автоматически повлек бы за собой превращение земной атмосферы над данной территорией в сплошную ледяную глыбу. Такого, естественно, не было, а потому не было и той картины оледенения, которая обычно рисуется на страницах учебников. Следовательно, сопоставлять ледниковую гипотезу с известными историческими реалиями необходимо более чем осторожно. Тем более, что имеется масса фактов, не умещающихся в прокрустово ложе господствующих догм. Среди них - отсутствие ползущей ледниковой корки в условиях современного сурового климата Сибири и Крайнего Севера. Почему-то считается общепризнанным, что в прошлом примерно в тех же условиях ледники сковывали континент толщей километрового панциря, хотя теперь подобное явление не наблюдается даже на "полюсе холода" в Оймяконе. Вместо всесокрушающего ледяного вала здесь происходит обычная сезонная смена снежного покрова с обычной подвижкой речного и морского льда.

Суммируя накопленные факты и подытоживая общее состояние проблемы так называемых ледниковых периодов, крупнейший антигляциалист академик И.Г.Пидопличко отмечал: "Науке до сих пор неизвестны такие факты - геологические, палеонтологические или биологические, - из которых с логической неизбежностью следовал бы вывод о существовании где-либо на Земле в любой период ее развития материкового (не горного) оледенения. И нет также оснований для прогноза, что такие факты будут когда-либо открыты." Сказанное в полной мере относится и к Кольскому полуострову: ледниковое оледенение здесь, безусловно, было - и не одно, но не в таких гипертрофированных пространственных и временных масштабах, как это принято рисовать в соответствии с невыдерживающей критики традицией. Это же подтверждают и многочисленные данные арктической археологии. Достаточно взглянуть на археологические карты Мурманской и Архангельской областей, дабы убедиться, что на протяжении многих тысячелетий по берегам океана, морей и рек жизнь била ключом (то же относится и к остальным областям - вплоть до Чукотки). Возраст палеолитической Бызовской стоянки на берегу Печоры по различным оценкам насчитывает от 40 до 20 тысяч лет (что уже само по себе не сопрягается с ледниковой догматикой). Множество находок дал Шпицберген (русский Грумант). Каких-то границ для северной археологии не существует (условно ими можно считать лишь дно Ледовитого океана, куда археологи, к сожалению, пока еще не заглядывали).

В.Н.Дёмин, руководитель экспедиции, доктор философских наук

Зеркало.com
Зеркало.рф

© 2003-2017 Международный Клуб Учёных
E-mail: info@yperboreia.org